Клуб. Начало самодеятельности в ХПИ

50-е годы были отмечены бурным развитием самодеятельности в нашем вузе. Это в большой степени было связано с объединением в 1950 году четырех вузов в один — ХПИ. Из общей массы студентов быстро выделились те ребята, которые в дальнейшем и стали самыми активными участниками нашей самодеятельности.

В то время разрушенные во время войны корпуса института еще не были полностью восстановлены. Заканчивалось восстановление главного корпуса, и было принято решение выделить в нем место для клуба института. Так на втором этаже главного корпуса появился клуб — зрительный зал со сценой, нынешнее помещение читального зала, и танцевальный зал — нынешнее помещение научного зала.

Клуб очень быстро заполнили участники коллективов самодеятельности, которые проводили здесь много времени. Первым директором клуба была Нина Брониславовна Зелинская — бывшая солистка Воронежской оперетты. Очень активный, подвижный, улыбчивый и доброжелательный человек, она с энтузиазмом принялась за работу.

Организовывались первые коллективы самодеятельности. Начали проводиться институтские вечера, посвященные торжественным датам, с обязательными торжественной частью, выступлением самодеятельности и танцами. Успех этих вечеров был необычайный — ведь там можно было потанцевать! Народ ломился на них, а мест в зале было недостаточно, поэтому у входа всегда разворачивалась борьба. Очень быстро число вечеров начало увеличиваться. Кроме институтских, стали проводить факультетские, курсовые и даже групповые вечера. Так как для проведения всех мероприятий помещений клуба не хватало, то для вечеров выделялись учебные аудитории.

Участники самодеятельности на старой сцене в Главном корпусе ХПИ

Общеинститутские вечера часто проводились в помещениях городских театров — русской драмы, оперы, Клуба связи и позже — в Доме офицеров.

Часто задают вопрос: где же до появления клуба проводили вечера? В ХММИ для этого служила старая физическая аудитория, в которую набивались все желающие, занимая даже проходы. Актеры выступали на демонстрационном столе, с которого убирались приборы. На нем даже выбивали чечетку.

Кроме институтской, очень быстро развивалась факультетская самодеятельность. Множество студентов принимали в ней участие и «болели» за нее.

В институте началось проведение смотров-конкурсов. Постоянным председателем конкурсной комиссии был проректор института Ф. И. Ахонин. Для участия в смотрах приглашались не только студенты, но и преподаватели, которые охотно выступали, защищая честь своего факультета. Хочется вспомнить выступления зав. кафедрой проф. С. Дьяченко с отрывками из «Василия Теркина» Твардовского, доц. В. Покко со стихами Маяковского, проф. И. Глазмана — блестящего скрипача, проф. Г. Куколева — прекрасного пианиста, доц. Н. Белогорской — профессиональной певицы и др. Конкурсы всегда вызывали бурю эмоций у студентов и преподавателей, особенно когда дело доходило до распределения мест, и только Ф. И. Ахонин мог примирить спорщиков.

В клубе регулярно встречались культорги, участники самодеятельности и просто те, кто хотел друг с другом пообщаться. Это, наверное, и было главным предназначением клуба. Хочется отметить, что все, кто здесь обитал, были, как правило, яркими, интересными и неординарными личностями, которых никто не организовывал и не выстраивал. Все держалось на инициативе и полной самодеятельности.

Жюри смотра самодеятельности ХПИ 1954 года

Когда в клуб вбегала всегда возбужденная Н. Б. Зелинская и почти трагически произносила, что нужно сейчас же ехать в какой-то колхоз или в подшефную организацию с концертом, то безо всяких проблем тут же собирался коллектив и … Поехали! Для таких поездок, как правило, подавался грузовик с будкой.

Довольно быстро начали организовываться коллективы самодеятельности, для которых места для репетиций в клубе явно не хватало, поэтому здесь репетировал хор под руководством А. Польшина, а позже — В. Палкина и первым старостой Л. Казановичем. Репетиции заканчивались поздно, после 10 вечера. Все ребята шли дружно провожать девушек в женское общежитие на ул. Веснина. При этом всю дорогу хор пел: пел хорошо и слаженно, но время-то позднее. Когда милиционеры останавливали участников хора за нарушение тишины, то их окружали кольцом и исполняли гимн демократической молодежи:

 

Песню дружбы запевает молодежь…

Эту песню не задушишь, не убьешь!

 

Конечно же, милиция сдавалась, и шествие продолжалось.

Вторым по массовости после хора был танцевальный коллектив (рук. А. Литвиненко и З. Приходько, позже — Д. Закирова, первыми старостами были М. Кобеливкер и Т. Шведова). Репетировать в клубе они не могли — там был каменный пол, поэтому «филиалом» клуба был корпус общественных организаций — второй этаж над столовой, который в шутку называли «корпусом общественных надобностей». Здесь всегда было жарко (помещение находилось над столовой) и всегда пахло борщом. Зато тут находились профком и комитет комсомола, их представители часто присутствовали на репетициях и реально помогали коллективам.

Здесь же, в другом помещении, репетировал драматический коллектив под руководством заслуженного артиста В. Золотарева. Старостой был неизменный Д. Большуткин.

Оркестр народных инструментов (руководитель М. Молдавский, староста В. Коваленко) занимался в женском общежитии на ул. Веснина. Это было связано с тем, что большинство музыкантов оркестра жили в этом общежитии. Интересная история связана с возникновением оркестра. Однажды в профкоме появился М. Молдавский и предложил создать оркестр народных инструментов. Для этого профком должен был собрать 30–35 человек, желательно девушек, которых Молдавский брался научить играть «с нуля». На химическом факультете быстренько нашли подходящих студентов, и очень скоро оркестр стал гордостью ХПИ.

Обязательно нужно вспомнить, как М. Молдавский стал руководителем струнного оркестра. Дело в том, что после войны в Харькове, в нынешнем клубе милиции, был организован и играл на танцах знаменитый в те времена очень модный джазовый оркестр Молдавского. Во время выступлений джаза попасть туда было невозможно. Вечные драки, поножовщина у входа. Послушать джаз собирались толпы. Авторитет Молдавского рос как на дрожжах. Но, видя, какая негативная ситуация складывается вокруг Молдавского, его мудрая жена Роза сказала ему: «Кончай с джазом навсегда и переходи на народные инструменты». Вот так Молдавский стал народником. Сколько потом ни просили его возглавить эстрадный оркестр, он отказывался, — так был напуган. Но было видно, какого труда ему это стоит.

Первый хор ХПИ

 Тамара Шведова

 

Драмкружок с В. В. Золотаревым, 1 мая 1961 г.

Дмитрий Большуткин

 

Когда мы увидели его первую репетицию, честно говоря, расстроились. Молдавский заставлял участников коллектива по его команде одномоментно забрасывать одну ногу на другую, объясняя, что так начинается игра оркестра. Но потом все это было оправдано хорошей игрой и славой, которую завоевал коллектив.

В клубе репетировал эстрадный коллектив, которым руководил сначала А. Булысов, а позже заслуженный артист А. Литвинов. Этот коллектив был окружен славой: джаз — этим все сказано. Но с коллективом всегда было больше всего мороки, т. к. каждый отсутствующий на репетиции срывал ее. Однако каждое выступление коллектива производило настоящий фурор.

Кружок художественного слова возглавлял Т. Прево, староста И. Шептун. Позже этот кружок возглавила З. Должанская. Чтецы обычно выступали на всех вечерах и часто были их ведущими.

Кружком солистов руководила И. Крючек, причем здесь были не только вокалисты, но и инструменталисты, без которых не обходился ни один институтский или факультетский вечер.

Организовывались и совместные межвузовские коллективы. Так, например, университет и политех создали коллектив новых форм «Синт» под руководством В. Харченко.

Кроме институтских, были и факультетские коллективы. Так, на радиофаке существовал большой струнный оркестр, которым руководил И. Мирный, студент этого же факультета. На факультетских вечерах очень быстро вошел в моду парный конферанс, перекочевавший сразу же на институтскую сцену. Первыми были Артур Вишневецкий и Артем Финкель, а также Аркадий Гуревич и Валерий Харченко. Конферанс очень быстро разросся до небольших групп, показывающих скетчи. Такие группы образовались почти на всех факультетах, а их репертуар всегда пользовался успехом. С них начинался КВН на факультетах и в институте. Первая институтская команда была одной из лучших в стране.

Хочется вспомнить еще об одной стороне работы клуба того времени. Это тесная связь с театрами города.

Регулярными были культпоходы в городские театры. Благодаря связям с руководством театров в клуб приглашали интересных гастролеров. На нашей сцене выступали В. Марецкая, И. Архипова, Н. Мордвинов, композиторы Я. Френкель, О. Фельцман и др.

Иногда возникали конфузы. Дело в том, что у нас был один из первых в стране магнитофонов — «Днепр-1», который нам отдал ректор М. Ф. Семко, получивший его от завода-изготовителя как награду вузу. Мы старались записывать выступления всех известных гастролеров у нас в клубе. На одном из концертов О. Фельцман исполнил свою новую песню «Ласковый Дон». Спускаясь со сцены после исполнения, он услышал магнитофонную запись этой песни. Страшно возмутившись, Фельцман потребовал немедленно ее стереть. Мы пообещали, но…уже через два дня знаменитый в городе дуэт И. Шмеркина и Н. Журавлева исполнял ее со сцены. Вот так мы воровали репертуар с концертов.

В клубе была мощная радиостанция, позволявшая вести качественную запись зарубежных музыкальных программ и воспроизводить их потом на танцах. Мы были авторами одних из первых радиогазет, которые записывались к знаменательным городским датам. Группа, которая сочиняла, исполняла и записывала газету, состояла из творческих, неординарных личностей. Радиогазеты ждали и даже боялись, т. к. там, как правило, кроме юмора, было много критики. Городские и областные собрания комсомола обязательно сопровождались радиогазетами. Позже радиовыпуски стали регулярными и передавались через радиоузел во все общежития комплекса «Гигант».

Инна Шептун

Артем Финкель

 Валерий Харченко

 Алик Гольдштейн и Лева Шварц

Нельзя не вспомнить историю создания симфонического оркестра. В это очень активное и беспокойное время в институте возникла идея организовать симфонический оркестр. Только один вуз в УССР имел симфонический оркестр — Львовский политехнический институт — наш вечный конкурент. Смириться с этим мы, конечно же, не могли и начали борьбу за создание симфонического оркестра. Уже подобрался коллектив — среди студентов оказалось много выпускников музыкальных школ и училищ. Нужно заметить, что в то время через приемную комиссию мы организовали анкетирование всех абитуриентов с обязательной записью всех талантов и увлечений. Причем не только среди студентов, но и среди сотрудников. Идеей загорелись многие, но не было ряда инструментов, так необходимых для оркестра. Купить тогда инструменты можно было только в Москве, в центральном музыкальном магазине на улице Неглинной. Для этого нужны были деньги. И вот в конце года председатель культкомиссии профкома Володя Подшивалов (позже первый секретарь горкома партии г. Харькова) во время своей командировки в Москву зашел в этот магазин. Глаза его загорелись при виде ассортимента. Он выписал счет для приобретения нужных нам инструментов, понимая, что надеждына его оплату очень мало. До конца года оставались считанные дни, и междугородние перечисления денег банки уже прекратили.

Аркадий Фаустов

Владимир Гольдштейн (Бунин)

Гарри Черняховский

Бухгалтер профкома Сергей Иванович, увидев счет, рассмеялся и объяснил нам нереальность оплаты, это же подтвердила и булгахтерия института. Наше грустное настроение (срываются планы на получение инструментов, а значит, и создание оркестра!) прервал приход в профком Юры Файнера — нашего директора институтской киностудии, человека невероятных пробивных и организационных способностей. Узнав причину нашего уныния, Юра завелся. «Могу поспорить с Сергеем Ивановичем на бутылку коньяка, что завтра все инструменты будут здесь горкой лежать», — сказал тогда Юра. Всем это показалось несбыточной мечтой. Но тут же был разработан план действий, по которому два человека — Юра Файнер и Леня Товажнянский должны утром вылететь в Москву. Все включились в работу — оформили все необходимые документы для поездки в Москву и для получения инструментов. Для этого нужно было уговорить ректорат на оплату счета на 100 тысяч рублей (как всегда, в конце года деньги появлялись, но потратить их было уже нереально), оформить доверенность на получение инструментов, оформить командировки и т. д. И все за один час до конца работы института и его служб.

Но энергия, напористость а, главное, огромнейшая убежденность в том, что это нужно, делают невозможное. Все документы на руках. Правда, на следующий день проректор института Федор Иванович Ахонин, наш неизменный помощник и болельщик, вздыхал и жаловался: «Я всю ночь не спал. Как я мог пойти на эту авантюру?».

Утром первым рейсом (на который билеты достать тоже проблема) Л. Товажнянский и Ю. Файнер вылетели в Москву и к 10 часам утра, к открытию магазина, были на месте. С деловым видом показали директору магазина счет на инструменты и потребовали, пока банк будет оформлять документацию, начинать упаковывать покупки. Из магазина на такси отправились в районное отделение банка. По дороге остановились возле ближайшего магазина — купить флакончик духов. У входа в банк у вахтера узнали имя, отчество начальницы нужного отдела банка. А дальше прямо по Ильфу и Петрову: «Дорогая Вера Петровна, вы меня не узнаете?». Флакончик духов на стол и убедительная просьба быстренько оформить перечисление на музыкальный магазин. Улыбки, комплименты, да еще такая настоятельная просьба сделали свое дело. Через 15 минут документы готовы. Улыбки, благодарности, уверения в дружбе и…можно ехать в магазин за инструментами. Когда приехали, оказалось, что инструменты еще не упакованы и не приготовлены к получению. Обалдев от такого нажима, директор магазина со всеми сотрудниками упаковали весь груз. А если учесть, что там и контрабасы, и виолончели, и литавры, и масса других инструментов, то работа это была не простая. И вот к часу дня все инструменты получены, загружены в два такси и отправлены в аэропорт во Внуково. Там небольшая демонстрация убедительной риторики и нажима, и инструменты погружены на борт самолета, летящего в Харьков. Правда, и здесь не обошлось без приключений. Совершенно случайно из окна аэровокзала наши гонцы вдруг увидели, что тележка с музыкальными инструментами поехала к самолету, на который объявлена посадка, а это рейс на Хабаровск. Инструменты вовремя вернули и при посадке на харьковский рейс загрузили правильно.

Когда около пяти часов вечера все инструменты лежали посреди зала профкома, явно сконфуженный Сергей Иванович неловко улыбался, а мы все торжествовали. В эту минуту все поверили: симфонический оркестр в ХПИ будет. Уставшие, но с горящими глазами наши «именинники» — Леня Товажнянский и Юра Файнер, конечно же, были в центре внимания и восхищения.

 

А дальше — бессонные ночи, невероятно упорная работа Б. Яровинского (композитора) и А. Литвинова, руководителей симфонического оркестра.

Сегодня, когда звучит неоконченная симфония Шуберта (это было первое произведение, исполненное нашим симфоническим оркестром), я всегда вспоминаю эту историю, историю создания симфонического оркестра, ее участников и болельщиков, бессонные ночи репетиций и радости удачных выступлений. Историю, связанную со взлетом художественной самодеятельности в нашем институте, без которой и лицо института, и его слава, безусловно, меркнут.

Огромное влияние на коллективы самодеятельности и в целом на институт оказывали поездки на гастроли в Москву, Киев, Каунас, Ригу, Ленинград, Львов, Тбилиси, Сухуми.

В те годы клуб возглавляла Майя Матвеевна Мушкина — замечательный организатор и хорошая киноактриса. Эти поездки сопровождались огромным подъемом. Если в поезде ехала самодеятельность 250–280 человек, то вместе с ними ехали зайцами их друзья, человек 200, и с этим ничего нельзя было поделать. Так как это были наши студенты, то их приходилось защищать при ревизиях. На этот случай работал очень эффективный механизм: все коллективы самодеятельности начинали в вагонах репетировать, причем на самом высоком звуковом уровне. Поднимался такой шум-гам, что проверить билеты ревизоры при всем желании не могли. Начинали и бросали. Пока вызывали дополнительные бригады контролеров, мы доезжали до места.

Но вот однажды на дороге Москва — Ленинград ревизоры оказались принципиальными. Поскольку они сами не смогли пересчитать студентов, то вызвали дополнительную бригаду, которая подсела в Бологое. Ревизоры с двух сторон состава начали проверку билетов и, несмотря на все наши ухищрения и «репетиции», выявили большое расхождение с количеством билетов, которые мы им предъявили. Дали команду проводникам закрыть на замок все вагоны. Когда поезд въехал под крышу ленинградского вокзала и на перроне нас встречали военный духовой оркестр и городское начальство, а из вагонов никто не выходил, ревизоры сдались и открыли двери вагонов.

Резонанс от наших выступлений был огромный. Они проходили на лучших площадках: в Москве, в Колонном зале и в МГУ, в Ленинграде, в Октябрьском дворце, в Киеве, в Октябрьском дворце и т. д. На выступления собирались студенты и руководители вузов, министры и, как говорится, широкая общественность — все, кого мы приглашали. Организация таких выездов и концертов самодеятельности требовала огромных усилий, находчивости и умений. Здесь следует обязательно вспомнить председателя профкома Б. Левченко, секретарей комитета комсомола А. Шеховцова, А. Грабченко, Л. Товажнянского, В. Коваленко — организаторов и вдохновителей нашей самодеятельности в те времена.

Уровень участников художественной самодеятельности был чрезвычайно высок. Это неоднократно отмечалось на олимпиадах, городских и республиканских смотрах, где ХПИ завоевывал призовые места. Многие участники самодеятельности после окончания института ушли в профессиональное искусство. Это В. Гольштейн, Л. Шварц, А. Вишневецкий, А. Гуревич (Инин), В. Харченко, В. Фокин, А. Фаустов, Я. Крендель, А. Керцер, Г. Черняховский, В. Столбовой, А. Макарский, Е. Мамут и др.


В. Зубарь,
профессор кафедры «Интегрированные технологии
машиностроения им. М. Ф. Семко» НТУ «ХПИ»

Чтобы оставить комментарий, войдите или зарегистрируйтесь

Кто на сайте

Сейчас 82 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Статистика сайта

Количество просмотров материалов
460727

© Дворец студентов НТУ "ХПИ", 2013
Create Wordpress Themes
Designer by Arhibober