Вечера ("Если б знали вы, как мне дороги факультетские вечера")

Как будешь плакаться без водки
Или былое вспоминать?!
Про то, что был тогда великим
Политехнический «Гигант»,
И каждый третий в пику ВГИКу
Имел лирический талант…


В. Копусь,
роман в стихах
«Владимир Музановский», 2006

...Харьков, 1956 год, Э-факультет ХПИ, как оказалось, в то время — самый востребованный в Харькове (12 человек на место!). Славится своими факультетскими вечерами.

От четверокурсника Лиона Наделя (композитора, исполнителя, хормейстера, затейника, короче, души общества) я, первокурсник, узнал, что настоящий конферанс (а вечера именно конферансом и славились!) есть только на двух факультетах — на нашем Э и на ЭМСе.
Лидер конферанса у нас Аркадий Фаустов, а на ЭМСе — Вовка Саморуков.
Между нашими факультетами шла вечная шекспировская «вражда»: чей вечер лучше, чья праздничная стенгазета длиннее (а значит, на ней больше шаржей и подписей), чьи спортивные достижения весомее. Одно время в этот спор пытался встрять ЭМ (энергомаш), там у них был остроумный дуэт: Артур и Артем (Вишневецкий и Финкель).
Вывод, который я сделал после многочисленных бесед с Лионом: главное на нашем факультете — не учеба, а вечера.

К серьезным вечерам: 8 Марта, 1 Мая, 7 Ноября, новогоднему, а особенно Первоапрельскому готовились активно и обстоятельно. Начиналось все с первого сбора «китов» в КСМбюро. Собирал всех обычно культорг факультета. Обсуждали организационные вопросы (пригласительный билет, время и дату вечера, готовим сами или совместно с ЭМСовцами, регулярность и место сбора творческой группы), затем культорг (несколько лет культоргом Э-факультета была Ира Мильман, ставшая потом моей женой) обеспечивал явку, согласовывал с деканатом дату и время, по мере приближения вечера решал вопросы обеспечения реквизитом, инструментами, осветительной и звуковой аппаратурой, цензуру текстов и др.
Мы — творческая группа, обычно человек 10–20 — собирались по вечерам в одной из свободных аудиторий электрокорпуса и часов до 23 работали в режиме мозговой атаки.

Души бурлящее волненье,
Находок всплески, смех, куренье,
Друзей искристый балаган:
Дубинский, Шульман, Зингерман,

Точилин, Надель, Крендель, Коган,
Гуревич, Фаустов, Гольдрин —
Все остроумны, словно боги,
И многогранны как один.

Ниспровергатели рутины,
Монархи, чья пуста казна,
Мы каждый вечер в «Византии»
Засиживались допоздна.

А после шумного сеанса,
Хохм накопив для конферанса,
Едва живые шли домой —
Бойцы атаки мозговой.

Возвращаясь в «Гигант», я заходил в хлебный магазин, как раз в это время туда привозили горячий хлеб, а чай со свежим белым хлебом — лучше не бывает!
На эти сборища нередко заглядывали корифеи эстрады — выпускники факультета, уже работавшие инженерами: Фред Крендель, Борис Берлинблац, Кацев (имя не помню), Фима Злацин, а также лабухи Микси Спивак, Валера Фрумин... Шел процесс наговаривания сцен, вырисовывались будущие герои и форма подачи. Кто-нибудь записывал хохмы (говорить «шутки» было не принято).
...Любимыми героями высмеивания были «тупые» комсомольские активисты, замдеканы, некоторые строгие или смешные преподаватели, хозработники. Естественно, студенты — ловкие, находчивые и нахальные.
Большинство сцен создавалось на местном материале. Вот примеры наиболее злободневных и интересных
хохм, вызывавших в зале добротный смех, и которые я не забыл до сих пор.


Высокий комсомольский чин наущает простых комсомольцев:
— Есть проблемы, не стесняйся, иди к комсоргу. Ведь комсорги — они те же люди, только глубже видят, больше знают, лучше понимают.


По окончании вечера организаторы спрашивают посетившего концерт члена комитета КСМ:
— Как вам? Понравилось?
— Концерт хорош… Но не было ж доклада!


Нам как-то сделали прививки. Очень болезненные. Весь факультет гудел по этому поводу. И вот сценка с былинным богатырем, отправляющимся на бой со Змеем Горынычем (подразумевается экзамен по ТОЭ, где «зверствовал» преподаватель Сукачев).
Любимая подруга:
— Дай обнять мне тебя на прощанье! Вдруг не сдашь, и мы больше не свидимся.
Богатырь:
— Обнимай меня осторожненько. У меня под лопаткой прививочка.


Вошли в моду яркие нейлоновые носки. Носили их стиляги (обязательно так, чтобы было хорошо видно). Носки эти были страшным дефицитом.

Идет экзамен. Преподаватель, выслушав ответ по билету:
— А теперь несколько дополнительных вопросов. На повышенную стипендию. Как работает асинхронный двигатель?
Студент отвечает.
— Что такое cos . ?
Студент отвечает.
— И последний вопрос: где вы носки достали?


Были сценки, связанные со спецификой нашего факультета — высоким напряжением. Тут главным героем выступала техника безопасности. Вот хохмы из разных сценок:

— Учтите, у нас все опасно: и высокое напряжение, и высокое сопротивление…


В пародийном монологе, написанном Шуриком Элькиным по мотивам «Песни о Соколе», пытливый студент
Сокол мечтает хоть раз в жизни включить рубильник. Преподаватель ему не разрешает. И тогда он, полный
отваги, собравшись с силами, решается. И включает! «И тут же рухнул бревном на землю, ломая стулья, теряя мелочь».

Естественно, самой популярной была тема любви.

Аркадий Гуревич (Инин) в сценке с девушкой мечтает:

— Когда мы поженимся, мы получим двойную стипендию и купим бидончик.
Девушка:
— И будем по субботам ходить с ним за молоком, а по воскресеньям — за керосином.


Аркадий Фаустов читает монолог женатика. По фразам — он очень счастлив, а по интонациям — далеко не так:
— По вечерам жена выпускает меня на прогулку и дает 20 копеек на мороженое. Я приношу ей мороженое за 19 копеек, а оставшуюся копейку бросаю в копилку. Я собираю деньги на развод.


Виталий Кoпусь,
студент электроэнергетического факультета
с 1956 по 1961 гг.

Чтобы оставить комментарий, войдите или зарегистрируйтесь

Кто на сайте

Сейчас 82 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Статистика сайта

Количество просмотров материалов
460725

© Дворец студентов НТУ "ХПИ", 2013
Create Wordpress Themes
Designer by Arhibober