Строительство Дворца студентов

Сегодня, когда прошло 50 лет со дня открытия Дворца студентов, интересно вернуться в те далекие времена — годы начала строительства Дворца. Ведь история его возведения — это яркая страница в жизни нашего Политехнического.

Как же все начиналось? В 1952 году профкомом института была организована поездка студенческого актива, преимущественно самодеятельности и СНО (студенческого научного общества), в город Днепропетровск, где находился первый в УССР Дворец студентов. Небольшое здание Дворца вмещало маленький уютный зал и помещения для клубной работы. Дворец нам очень понравился. Это был настоящий клуб, где студенты могли собираться, общаться, спорить, заниматься художественной самодеятельностью, участвовать в работе всевозможных кружков и коллективов.

Мы были под огромным впечатлением от увиденного — вот бы и нам такой Дворец! Приехав в институт, мы поделились своими мечтами с товарищами. Профком и комитет комсомола также загорелись идеей создания Дворца студентов в городе и у нас в институте.

Здесь необходимо напомнить, что клуб института в 50-е годы находился на втором этаже Главного корпуса, там, где сегодня читальные залы студентов и научных сотрудников. Зрительный зал располагался в нынешнем читальном зале студентов. Помещалось там, если хорошо утрамбовать, около 300 человек, т. е. очень мало. Поэтому каждый вечер, проводимый в клубе, превращался в такую толчею, что трудно описать. А вечеров проводилось множество!

Сегодня, наверное, трудно себе представить, что, кроме факультетских вечеров, в те времена проводились отдельные вечера курсов и даже групп. Для того, чтобы провести вечер, людям приходилось ожидать своей очереди. И желающих попасть на вечера всегда было гораздо больше, чем мест в зале. Причем на вечера приходили не только «местные» студенты. Молодежь и студенты других вузов также стремились попасть на наши выступления. Это было не только интересно, но и весьма престижно. Дело доходило до того что когда двери в корпус закрывались, чтобы сдержать толпу желающих, наиболее настырные и целеустремленные залезали в окна по водосточным трубам.

Кроме этого, в институте работало множество институтских и факультетских кружков самодеятельности, в которых занимались сотни студентов. Места для занятий катастрофически не хватало. Сегодня даже подумать страшно (и смешно), где приходилось заниматься самодеятельности! Поэтому идея построить свой собственный Дворец студентов увлекла всех.

Ректорат вместе с общественными организациями сделали заказ Гипровузу разработать проект такого Дворца студентов на базе невосстановленного после войны здания, входившего в комплекс общежития «Гигант». Кстати, это было последнее невосстановленное в городе Харькове здание (почему оно не было восстановлено, рассказано ниже).

Когда проект был готов, вышло постановление правительства о запрете строить дворцы, клубы и театры. Как быть? Все областные и городские руководители понимали необходимость строительства такого здания и для института, и для города. Тогда возникла идея, как обойти запрет. В проекте были изменены названия зданий и помещений: например, Дворец студентов стал называться Серым корпусом комплекса общежитий «Гигант», или просто Серый корпус, а зрительный зал имел вполне невинное название «актовый зал комплекса общежитий».

Для того чтобы начать строить, нужно было решить две главные проблемы: найти строительную организацию, которая бы согласилась вести работы на таком сложном объекте и найти деньги на эти работы. Вопрос финансирования ректор Михаил Федорович Семко с большими трудностями и оговорками решил в министерстве, а вот строительная организация (а такой обком партии уговорил быть трест № 86) отказывалась браться за работу. При этом причины были очень даже уважительные. Здание, которое нужно восстанавливать, было разрушено при пожаре и завалено оставшимся мусором почти под окна второго этажа. Не исключалась и возможность того, что здание заминировано. Проверить, так ли это, минеры отказывались. В мусоре было большое количество металла, и миноискатели просто не работали. Без заключения минеров строители отказывались работать. Мы же, зная историю здания, были уверены, что мин в нем нет. Дело в том, что в период оккупации Харькова в годы Великой Отечественной войны в комплексе «Гигант» располагался штаб военно-воздушных сил Германии на Восточном фронте, в здании напротив (нынешний институт лесного хозяйства) находилась резиденция Геринга. А в помещении нынешнего Дворца студентов было казино для немецких летчиков, отдыхающих и развлекающихся после боев.

Когда ранней весной 1943 года наши войска освободили Харьков, немцы, скоропостижно убегая, подожгли все здания «Гиганта». Естественно, заминировать горящие здания невозможно. На этом строилась наша логика, когда мы доказывали, что мин в развалинах нет. Но строители были непреклонны. Почему-то подозрительным местом все считали нынешний вестибюль здания. Может быть потому, что из мусорных куч торчали провода, уходящие вглубь.

Так как строительные работы начаты не были, общественные организации решили организовать штаб строительства Серого корпуса. В него вошли секретари комитета комсомола А. Грабченко, Л. Товажнянский, В. Коваленко, А. Бойко, председатели профкома Б. Левченко, В. Бортовой. Оперативной работой в штабе занимались В. Коваленко, И. Остапчук и В. Зубарь.

Для того чтобы устранить первую причину нежелания строителей приступать к работе, мы решили самостоятельно расчистить от завалов помещение вестибюля и тем самым показать, что мин в здании нет. Это был один из ответственнейших этапов работы. Работали с утра до ночи. Выносили обгоревшие детали оружия, касок, обрывки коробок. Когда вестибюль был расчищен, пригласили начальника треста П. Грищенко, который (деваться некуда) дал команду начинать строительные работы.

Но сложности ожидали строителей практически на каждом шагу. Обгоревшие стены вверху осыпались: вниз летели кирпичи, камни. Работать было очень опасно. Для того чтобы обезопасить строителей, нужно было очистить верхнюю часть стен. В работу включились альпинисты (благо, городское альпинистское руководство находилось в ХПИ). Масса людей собиралась, чтобы посмотреть на их необычную работу. Ходить по кромке стен и сбрасывать оттуда все, что могло упасть, было, конечно же, рискованно, но альпинисты самоотверженно, без страха и сомнений, занимались этой сложной работой. Среди них всегда можно было увидеть Игоря Остапчука, Юрия Мацевитого, Диму Симбирского, Игоря Нечипоренко, Володю Юферова.

Постепенно фронт работ увеличивался. Этому способствовало принятое решение о том, что все студенты должны отработать на восстановлении корпуса определенное число часов. Энтузиазм большинства студентов был таков, что уговаривать и принуждать никого не приходилось. Уж очень хотелось скорее получить свой Дворец студентов. Вместе со студентами работали и преподаватели. Вся кропотливая работа по организации студентов на стройке, графики их выхода на работу, учет, связь с деканатами и комсомольскими организациями — все лежало на плечах Виктора Коваленко, который в этом деле был незаменим. Хочется вспомнить прораба, Володю Куплевахского, который с первого до последнего дня самоотверженно трудился на объекте и был не просто нашим единомышленником, но очень хорошим человеком, для которого эта стройка была и смыслом жизни, и началом карьеры.

Но размах работ все же сильно сдерживался тем, что нужно было расчистить здание от огромного количества мусора. Как же ускорить работы? Есть идея! Почему бы не подключить для проведения учений на нашей стройке Городской штаб гражданской обороны? Уговариваем руководство городского штаба. Убеждаем их в том, что в городе больше нет такого прекрасного и «реального» места для проведения учебно-показательных занятий по ликвидации результатов «атомного удара». Идею таких занятий поддерживают городские и областные организации.
И вот однажды появляется колонна самосвалов, бульдозеров, кранов, экскаваторов, сопровождаемых целой армией солдат. Буквально за два дня основная масса мусора и развалин были вывезены. Причем работы шли и днем, и ночью, при свете прожекторов. Эта помощь была самой существенной и позволила ускорить восстановление корпуса. Обязательно нужно вспомнить куратора от отдела науки и учебных заведений обкома партии М. Д. Савво, который регулярно оказывая помощь, очень много сделал для нашей стройки, действительно ставшей народной. Ежедневно на строительстве работало до ста человек студентов. После открытия Дворца студентов ребята ходили по зданию и с гордостью показывали, где и что было сделано их руками.

Когда первый этап работ подошел к концу — межэтажные перекрытия восстановлены и все помещения обозначились, следовало подумать о крыше и «начинке» здания. Все это нужно было выбивать в Киеве: металл, трубы, электрооборудование, провода и кабели, вентиляционное и отопительное оборудование. Штаб стройки подключился и к этой работе. Приходилось часто ездить в Киев в Министерство высшего образования, Госснаб, Госстрой, Совет Министров. Для этого нужно было досконально изучать проектную документацию, иначе разговаривать с тобой в этих организациях не станут. Насколько мы, члены штаба, были уже «своими» во многих организациях, свидетельствует такой пример. Приходим мы как-то в Минвуз, в приемную министра. Незаменимый, постоянный секретарь министра Полина Павловна, старейший работник министерства, с которой мы уже были знакомы и которая нам много помогала, заговорщицки подзывает нас и заводит в пустой кабинет министра. Показывает на пустой стол и кресло за ним и спрашивает: «Как вы думаете, для кого я убрала и подготовила стол и кресло?». Мы, естественно говорим, что не знаем. А в это время должность министра была вакантной, так как предыдущего министра забрали в ЦК партии, а нового еще не назначили. Тогда Полина Павловна показывает приказ о назначении министром нашего ректора Михаила Федоровича Семко. «Вот для кого я это все подготовила». Этой новостью мы были шокированы. Но Полина Павловна нам в этот день помогла: в отделах министерства у нас была «зеленая улица». Когда на следующий день мы приехали в институт и сообщили новость Михаилу Федоровичу Семко, он нас попросил никому об этом не говорить: «Я не хочу оставлять институт и сделаю все, чтобы не быть министром, для меня институт — это все». Ему это удалось, но немногие знают, от чего он отказался. После такого шага Михаила Федоровича зауважали еще больше.

Отдельно хочется остановиться на той помощи, которую нам оказывали во всех организациях, когда видели перед собой не обычных снабженцев, а представителей инициативного штаба молодежи. Приходилось обращаться и в ЦК партии, и ЦК комсомола, и к высоким руководителям Совета Министров,Госкомитетов. Как правило, нам помогали, входили в положение, нам удавалось решать сложные проблемы. Неизменно работники отделов Совмина поражали нас своим высоким профессионализмом. Так, нам срочно нужны были кабели для подключения к трансформаторным подстанциям и трансформаторы для них. Начальник отдела, к которому мы обратились, посмотрел чертежи и спецификации, вспомнил, где в Харькове расположены подстанции на ул. Лермонтовской и на территории юридического института, прикинул расстояния и тут же дал команду выписать наряд на кабели и трансформаторы. Вопрос решился за считанные минуты.

Когда были установлены металлоконструкции чердака и крыши (а это очень сложные конструкции), случилась беда. Около 6 часов вечера корпус загорелся. Причины пожара до сих пор неизвестны. Пожар возник на третьем этаже в середине здания. Несмотря на то, что пожарные приехали достаточно быстро и огонь был ликвидирован в кратчайшие сроки, металлоконструкции чердака и крыши под действием огня очень сильно деформировались. Их нужно было полностью заменять.

Во время пожара больно было смотреть друг на друга: бессилие, злость и слезы у многих. А главное, напрасная работа и упущенное время. Но беда сплотила нас еще больше. Были заказаны новые конструкции, которые, учитывая происшедшее, изготовили очень быстро.

Когда начался завершающий этап работ — отделка помещений, то возник вопрос «начинки» дворца: где достать стулья для зала, занавесы для сцены, как сделать саму сцену и др. Пришлось связываться с театрами. Часто обращались в оперный театр, где нам всегда оказывали помощь дельными консультациями.

В то же время состоялось важное и весьма нервное заседание, на котором распределялись помещения для коллективов.

Последним и достаточно трудным этапом было приобретение кресел для большого зала. Наряд удалось оформить на кресла из Западной Украины. Кресла были установлены в зале и на балконе, и мы поняли, что вместительность зала достигает 1100 мест. То есть почти столько, сколько в помещении старого оперного театра, где обычно институт проводил свои торжественные вечера.

Еще одним вопросом при строительстве было расположение зала для танцев. После споров с архитекторами зал решили расположить на третьем этаже. Жизнь, как видим, подтвердила правильность этого решения.

После того, как Дворец студентов был сдан строителями, по предложению ректора Михаила Федоровича Семко отпечатали несколько (кажется, 10) красивых книжечек-пропусков, в которых было написано, что предъявитель является бессрочным почетным членом совета Дворца студентов и имеет право входа на все мероприятия. Эти пропуска получили руководители штаба и те, кто активно помогал строительству. Такой пропуск отвезли в Киев и торжественно вручили секретарю ЦК КПУ Скабе А. Д., который оказал нам большую помощь.

А дальше, дальше — фантастика. Всплеск такой активности в самодеятельности уже в своем новом Дворце студентов! Бурное развитие самодеятельности сопровождалось завоеванием призовых мест во всяческих олимпиадах, смотрах, причем не только на областном, но и на республиканском и даже на всесоюзном уровне. Отсюда белая зависть других вузов: ведь ни у кого не было такого Дворца и таких условий для работы. Но это уже совсем другая история.


В. Зубарь, профессор кафедры «Интегрированные технологии машиностроения им. М. Ф. Семко» НТУ «ХПИ»

 

Чтобы оставить комментарий, войдите или зарегистрируйтесь

Кто на сайте

Сейчас 82 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Статистика сайта

Количество просмотров материалов
460183

© Дворец студентов НТУ "ХПИ", 2013
Create Wordpress Themes
Designer by Arhibober